Типичные не облегчающие реакции

Приводимые ниже эпизоды из сеансов игровой терапии представляют собой примеры типичных ответов, которые не являются облегчающими. Как отвечает терапевт, какие слова он использует, имеет большое значение для того, почувствует ли себя ребенок понятым, принятым или ограниченным. Предлагаемые ответы – это именно предложения, и я вовсе не считаю, что они являются единственно возможными. Моя цель здесь состоит в том, чтобы помочь читателю понять паттерны ответов, которые они дают детям.

Невнимание к чувствам

Ребенок: Люди сюда часто, приходят? (взволнованный голос, беспокойство на лице).

Терапевт: Иногда. (Ребенок не просит ответа).

Возможная реакция: Тебе и в самом деле нравится приходить сюда (Потребность ответить на идентифицированное чувство).

Ребенок: Мой щенок погиб, и я плакал.

Терапевт: Мне жалко твоего щенка (Терапевт фокусируется на собственной реакции, игнорирует чувства ребенка, не позволяет ему и дальше прорабатывать их).

Возможная реакция: Ты так опечалился, что щенок умер. Тебе просто плакать захотелось (Касается чувств и выказывает понимание).

Ребенок: (Терапевт только что объяснила, что кассета с записью предназначена только для нее и ребенка, и ни для кого больше). Я знаю, что ты сделаешь! Ты маме моей это отдашь

Терапевт: Пленка не попадет к твоей маме. Она только для того, чтобы я могла ее послушать. Я и тебе дам послушать, если ты захочешь. А потом я все сотру. (Терапевт защищается. Ребенок должен знать, что его поняли).

Возможная реакция: Я знаю, что ты и в самом деле беспокоишься. Ты не хочешь, чтобы мама услышала эту запись. Она только для нас с тобой, и ни для кого больше (признает чувства и заверяет в конфиденциальности).

Ребенок:(То, что он строит, все время разваливается). Нет, эта штука неправильно устроена. (Злится).

Терапевт: Это тебя с ума сводит? (Терапевт задает вопрос, ответ на который уже известен, и получается, что терапевт не понимает, какие чувства испытывает ребенок).

Ребенок: Черт! А ты как думал? (Ребенок не чувствует, что его понимают, и совершенно справедливо сердится на терапевта).

Возможная реакция: Ты очень сердишься, потому что башня никак не получается устойчивой, (Признает чувство).

Ребенок: Мой пес умер, и мы похоронили его на заднем дворе. Это удивительно! Он умер прямо возле своей старой конуры. (Никаких внешних переживаний о смерти собаки).

Терапевт: Он умер прямо возле конуры, и вы похоронили его на заднем дворе? (Простое отражение слов и интонация в конце превращает утверждение в вопрос о том, о чем ребенок только что рассказал).



Возможная реакция: И в самом деле, удивительно, что он умер возле своей конуры. (Выказывает понимание чувства).

Наименование объектов за ребенка

Ребенок: Вррум! Вррум! (Толкает по полу кубик).

Терапевт: Тебе нравится играть с этой машиной. (Ребенок не говорил, что кубик – это машина. Терапевт спроецировал свою догадку).

Ребенок: Это не машина. Это лодка.

Возможная реакция: Эта штука действительно здорово шумит (избегает названия предмета и говорит: «Я здесь, с тобой»).

Ребенок: (Надевает на руку крокодила – «би-ба-бо»).

Терапевт: Теперь у тебя есть крокодил. (Ребенок никак не обозначил игрушку. Назвав игрушку, терапевт ограничивает творческий потенциал ребенка и структурирует возможную игровую деятельность).

Возможная реакция: А теперь ты это надела. (Позволяет ребенку и дальше лидировать)

Ребенок:(Берет в руки две мужские фигурки из кукольной семьи на столе, играя с кораблем, не называет его. Долго рассматривает космический корабль обозначить игрушку).

Терапевт: Ты, похоже, выбрал две эти фигурки, чтобы они летели на твоем космическом корабле.. (Терапевт берет инициативу в свои руки и дает название игрушке — «космический корабль». Ребенок не сказал, что он собирается делать с двумя мужскими фигурками; терапевт, таким образом, направляет игру ребенка).

Возможная реакция: Похоже, ты что-то придумал для этих игрушек. (Сообщает о вовлеченности в действия ребенка и предоставляет ребенку свободу для того, чтобы развивать игру в выбранном им самим направлении).

Ребенок: (Работает с цветными карандашами, рисует кошку). Это моя киска. (Рисует лапы и на конце каждой лапки рисует несколько точек).

Терапевт: Я вижу, ты на лапах у кошки нарисовал коготки. (Ребенок никак не назвал эти точки; значит, терапевт взял инициативу в свои руки).

Ребенок: Нет. (Продолжает раскрашивать кошку. Он, оказывается, нарисовал на лапах пальчики, а не коготки. Ребенок чувствует, что он сделал что-то неправильно).



Возможная реакция: А теперь ты вот так разрисовываешь киску, вон там. (Реакция свидетельствует о том, что терапевт замечает, что делает ребенок, о том, что ему это интересно, и позволяет ребенку обозначить то, что нарисовал).

Оценка и похвала

Ребенок: (Девочка нашла, расческу и расчесывает волосы двум куклам).

Терапевт: Они у тебя стали такими хорошенькими. (Поскольку детям обычно хочется угодить взрослым, возможно, девочка будет продолжать эти действия в надежде на то, что ее опять похвалят).

Возможная реакция: Ты умеешь их причесывать. (В реакции отражается умение ребенка, а не высказывается суждение о результатах его деятельности).

Ребенок: Может быть, я порисую, после того как закончу это.

Терапевт: Это хорошая идея. (Теперь ребенок может подумать, что терапевт хочет, чтобы он рисовал. Ребенок теперь не свободен переменить решение).

Возможная реакция: Ты думаешь, что потом тебе, может быть, захочется порисовать. (Выражает понимание. Ребенок свободен принять решение).

Ребенок: Я сделала самолет. (Она кружит самолетом по комнате).

Терапевт: О, ты сделала самолет! Какой красивый самолет! (Энтузиазм терапевта превышает уровень эмоций ребенка. Ценностное суждение).

Возможная реакция: И ты можешь сделать так, чтобы он летал по комнате. (Избегает простого словесного отражения и выражает доверие ребенку).

Ребенок: (Изображает, что варит яйца, подает их терапевту на тарелочке). Как, вкусно?

Терапевт: О, да, очень вкусно. (Дает оценку создает внешнюю мотивацию).

Возможная реакция: Ты очень старался сварить эти яички именно для меня. (Признает усилия, поощряет внутреннюю мотивацию).

Неуместные вопросы

Ребенок: Мы с Кортни играли в домик и... (ударяется в долгие рассуждения о том, что они делали, без конца упоминая Кортни).

Терапевт: Кортни – один из твоих друзей? (Вопрос отвечает потребности терапевта. Является ли Кортни другом ребенка, несущественно).

Возможная реакция: Похоже, что вы с Корт ни многое делаете вместе. (Высказывает понимание содержания и держит ребенка в фокусе внимания).

Ребенок: (Привычно колотит Бобо, но с энтузиазмом. Никакого внешнего эффекта).

Терапевт: Что ты чувствуешь, когда колотишь Бобо? (Неуместный вопрос, поскольку нет внешненаблюдаемого эффекта. Ребенку намекают, что он должен что-то чувствовать).

Возможная реакция: (Не обязательно реагировать на все, что происходит в игровой комнате).

Ребенок: (Рассказывает о своей бейсбольной команде и взволнованно говорит). Я знаю, мы сегодня выиграем

Терапевт: Тебе нравится выигрывать? (Задает вопрос, ответ на который очевиден. Вопрос обнаруживает недостаток понимания).

Возможная реакция: Тебе действительно нравится выигрывать. (Замечание обнаруживает понимание).

Ребенок: (Находит маленькую коробочку). А где то, что в ней было? (Кладет в коробочку туфельки Барби).

Терапевт: Ты думаешь, они здесь лежали? (Сомнению подвергается решение ребенка, заставляет ребенка сомневаться в себе, реакция не передает понимания).

Возможная реакция: Ты решила, что эти туфельки сюда подойдут? (Доверяет ребенку принятие решения).

Утверждения, превращенные в вопрос

Ребенок: Когда молния — страшно.

Терапевт: Когда молния — это немножко страшно? (Использование слова «немножко» принижает чувства ребенка, и вопросительная интонация в конце показывает, что терапевт не понимает чувств ребенка и вынужден проверять).

Возможная реакция: Тебе страшно, когда сверкает молния. (Передается понимание чувства).

Ребенок: Сейчас я приготовлю ужин.

Терапевт: Ты решил, что сейчас время ужинать? (Вопрос выражает недостаточное понимание).

Возможная реакция: Ты решил, что сейчас время поужинать. (Отсутствие вопросительной интонации в конце предложения передает понимание и дает ребенку, свободу принятия решения).

Ребенок: Мне нравится кукольный театр! А тебе нравится кукольный театр?

Терапевт: Тебе нравится играть со всеми этими куклами? (Интонация в конце предложения делает его вопросительным и требует ответа «да» или «нет»).

Возможная реакция: Ты получаешь удовольствие от кукольного представления.

Ребенок: (Играет с несколькими игрушками).

Терапевт: Весли, у лас осталось пять минут, ладно? (Последнее слово означает, что ребенок может выбирать, хотя на самом деле выбора у него нет).

Возможная реакция: (Та же, но без последнего слова).

Экспериментирование с установлением границ

Ребенок: (Собирается покинуть комнату через 15 минут после начала сеанса).

Терапевт: Давай побудем здесь в оставшееся время, а не будем ходить туда-сюда, ладно? (Замечание звучит неуверенно, у ребенка спрашивают согласия).

Возможная реакция: Джейсон, время, которое мы должны провести сегодня в игровой комнате, еще не кончилось. У нас еще тридцать минут, а потом ты сможешь уйти. (Устанавливает четкое ограничение и объясняет, когда ребенок сможет уйти).

Ребенок: Я хочу пойти туда (указывает на кабинеты).

Терапевт: Давай немножко подождем прежде, чем уходить (Пытается заставить девочку остаться, надеясь, что она забудет, что хотела уйти).

Возможная реакция: Ты хочешь пойти туда, к другим людям, но наше время окончится только через 10 минут, и потом ты сможешь уйти. (В высказывании содержится понимание того, что хочет ребенок, устанавливается твердое ограничение и сообщается о том, что можно будет сделать позже).

Ребенок: Можно, я налью сюда воды? (в ружье).

Терапевт: Ты хочешь налить сюда воды, но мы этого сейчас делать не будем. (Не устанавливает четкого ограничения, указывает, что есть возможность налить воды в ружье позже. Использование местоимения «мы» подразумевает, что терапевт поможет ему налить воды в ружье).

Возможная реакция: Тебе хотелось бы налить туда воды, но оно не, для этого предназначено. Воду, можно налить в таз. (Признает желание ребенка, устанавливает четкое ограничение и предлагает приемлемую альтернативу).

Ребенок: Я вот швырну этот грузовик прямо в то окно.

Терапевт: Не мог ли бы ты с ним сделать что-нибудь другое? (Подразумевается, что исходный план вполне годится, если ребенок ничего другого придумать не может).

Возможная реакция: Тебе хотелось бы швырнуть, этот грузовик, но его нельзя швырять. С ним можно играть на полу. (Признает желание ребенка, устанавливает четкое ограничение и предлагает приемлемый вариант).

Ребенок: (Пытается соскрести ножом краску с крышки баночки. Очень старается).

Терапевт: Даже когда бывает трудно, ты не сдаешься (Девочке теперь будет трудно остановиться, даже если краску действительно трудно соскрести; она будет бояться, что терапевт подумает, что она сдалась, и разочаруется в ней).

Возможная реакция: Ты очень стараешься это соскрести. (Признает усилия ребенка).

Ребенок: Этот дом для тебя. Как ты думаешь, какого он должен быть цвета?

Терапевт: Мне нравятся дома из красного кирпича. (Ребенок будет теперь озабочен тем, чтобы доставить удовольствие терапевту. Он может подумать, что от него ждут, что он нарисует дом из отдельных кирпичиков и потратит уйму времени, вырисовывая сотни кирпичей. А что, если он не умеет рисовать кирпичи?)

Возможная реакция: Дом специально для меня. Ты можешь выбрать для него цвет, какой захочешь. (Позволяет ребенку принять решение и играть ведущую роль, ребенок остается в центре внимания. Все расположение дома – дело ребенка).

Ребенок: (Играет в «кухне» с младенцем и с кастрюлями и сковородками. Берет кофейник).

Терапевт: Ты собираешься сварить кофе? (Терапевт навязывает собственную реальность и вмешивается в творчество и ход игры девочки. Что еслиона собиралась сделать что-то еще? Может быть, она собиралась налить апельсиновый сок или стакан молока для малыша?)

Возможная реакция: А теперь тебе понадобилось вот это (Высказывание свидетельствует о внимании терапевта и позволяет ребёнку сохранить ведущую роль).

Ребенок: Что мне сделать для нас покушать?

Терапевт: О, ты много чего можешь сделать. (Подразумевается, что терапевт знает, что ребенок может приготовить многое; теперь ребенок будет ждать, чтобы терапевт сказал ему что именно).

Возможная реакция: Ты сам можешь решить. (Предоставляет ребенку свободу и дает ему возможность взять на себя ответственность за решение).

Этот новый язык эмпатических реакций требует усилий и последовательности со стороны терапевта, а также искреннего желания понять ребенка и быть целиком рядом, не подавляя ребенка, и предоставляя свободу быть таким, каков он в данный момент.

Глава 11


tipovaya-programma-minimum-kandidatskogo-zacheta-po-osnovam-informacionnih-tehnologij.html
tipovaya-shema-mikroprocessornoj-sistemi-upravleniya.html
    PR.RU™